Терапия детей и подростков

В психоанализе мы всегда имеем дело с ребенком. Даже если ему 30, 40, 55... Т.к. именно детская история говорит через нас в наших жизнях, пишет ее. Когда мы говорим "я хочу по-другому, а почему-то получается наоборот", мы лукавим: получается именно так, как мы хотим, просто часто мы совершенно не знакомы с тем ребенком, который живет всю жизнь в нас и продолжает хотеть и делать так, как ему надо. Этого ребенка в нас мы не признаем, не хотим слышать, и вообще - забыли. И забыли как его слушать. А дети - намного ближе к моменту "забыли", поэтому детский психоанализ намного более подвижный, если можно так сказать о самом процессе трансформации, который присущ детской психике. Поэтому, если у ребенка есть хоть какая-то мотивация "решить" свою проблему - его излечение проходит так быстро, как только мы, взрослые, могли бы помечтать. У обычного взрослого столько событий сменилось за годы, огромное количество переплетенных причинно-следственных связей, обусловленностей, и бессознательных детерминант, определяющих наше существование: даже когда мы добираемся в эпицентр наших фантазий, сопротивление, защищающее наше вышколенное за долгие годы жизни "Я", будет усердно трудиться, чтобы мы вновь отказались от желаний этого "ребенка в себе", забыли его, даже не узнав эти желания, не попытавшись их осознать и, возможно, реализовать, переведя это желание с "детского" языка на "взрослый". Если что-то было привычно - это очень сложно поменять. Любое изменение затратно для психики. Психоаналитический процесс взрослого можно было бы сравнить с процессом воспитания, узнавания, знакомства с самим собой, проработки сопротивления, удивления самому себе: "ничего себе, какой, оказывается, я..и как теперь с этим жить.." . В свою очередь, ребенок, путь от осознания до изменения проходит молниеносно. Поэтому основная задача в работе с ребенком - убрать плотину, создающую преграду для его развития: мешающую его речи, или его контакту с окружающими, помочь сепарироваться матери от ребенка, тем самым дав ребенку "дышать" вне замкнутой семейной системы - и он пойдет, точнее, побежит "вдыхать"; или восстановить семейное равновесие, вернув "маму папе", а ребенка - в его детство. Безусловно, огромное значение в работе с детьми имеет степень восприимчивости родителей, их способность и желание ради ребенка, семьи, себя, меняться и менять свои отношения. Все это неизбежно ударит по нарциссизму родителей, но если сила их любви друг к другу, к их ребенку, к своей искренности, к истине вообще, если это сильнее - изменения реальны. А любые изменения неизбежно  меняют весь семейный климат и всех участников, и их жизни.

 

Немного другая ситуация в работе с подростком. После длительного детского сна, слишком резкое гормональное пробуждение: чрезмерно много силы, которую порой сложно одолеть. И необходимо еще немало времени и опыта, как и банально жизненного, так и "переживательного", психического, чтобы подросток не просто загасил эти силы, став "паинькой", "овощем", а научился ими управлять во благо себе и окружающим.. А пока он переполнен и взлохмачен, его то одолевает чрезмерная агрессия и максимализм, то он на дне, опустошен и, как ему кажется, бесконечно одинок и отвергнут. Это период максимальной уязвимости.. За внешней агрессивностью или кажущимся безразличием - огромная тревога, множество сомнений: какой я.., как меня воспримут..?. Или опасные депрессивные тенденции, деструкции, направленные на себя, как следствие удушения собственных, когда-то очень живых, желаний, но по каким-то причинам, не нашедших удачный выход. Задача помочь выпустить на белый свет эти тенденции в приемлемом, для внешнего мира, виде. Дать им место и разрешение быть высказанными и осознанными. Благодаря такой проработке становится возможным конструирование из мечущегося или депрессивного подростка в зрелого субъекта.

Психоаналитический метод дает нам возможность помогать детям, подросткам, семьям проходить сложные периоды в жизни и становиться счастливее.