Поиск

Современные лики депрессии: к/ф Нация "Прозака"

Пост обновлен 26 июля 2019 г.

Психоаналитическое прочтение нарциссической проблематики в к/ф "Нация Прозака"

Анализ депрессии главной героини фильма Элизабет Вурцель


C начальных титров фильма зритель наблюдает, как разрозненные буквы, слоги - части целых слов, собираются в имена героев. Очень скоро эта игра, подобная классической настольной игре "Эрудит", обретет смысл, передавая символическое рассыпание главной героини и собирание ее воедино с помощью символизации, облачения обрывков реальности в целые слова - процесс обретения смысла, связывания частей себя, своих представлений воедино. Сшивание благодаря символо-смысло-слово-творению. На мой взгляд, в фильме такое "связывание" происходит благодаря психоаналитической терапии и довольно удачно. Но, из-за включения в процесс терапии антидепрессанта "Прозак", психическая работа по символизации, смыслотворению, связыванию, постепенному обретению героиней спокойного осознания своей собственной истории, в которой нет нужды сомневаться, когда она просто присваивается в процессе такой сложной психической работы, на мой взгляд, сама терапия субъекта терпит крушение.


Такое символическое рассыпание будет сопровождать нас с самого начала детской истории главной героини: рассыпания ее семьи - развода родителей, когда ей было чуть больше 2х лет. И дальнейшие ее неудачные попытки переварить любовь к безответственному отцу и ненависть к слишком поглощающей матери: соединить эти такие разные части себя - любящую дочь своего отца, с осознаванием его безучастия к ней, ребенка, который злится на мать за роль игрушки-обезьянки в ее жизни, но в то же время по-детски зависит от взрослого и испытывает благодарность и любовь к матери, как к единственному родителю, который остался заботиться о девочке.


Если мы помыслим в ключе психических структур, я бы предположила, что мы имеем дело с пограничной структурой и истерией: наличие невротического ядра мы видим в проявлениях чувства вины с матерью, с ребенком психоаналитика в последней сцене в ванной, вытеснение аффектов разочарования в отце в детских ситуациях, к которым обращаются воспоминания героини. В то же время, резкие перепады настроения, молниеносный переход к действию в моментах агрессии с парнем, неоднократные попытки порезать свое тело, отсутствие или отбрасывание чувства вины в ситуации с подругой и ее парнем, невозможность справляться со своим желанием слиться в отношениях с партнером - сам градус, насыщенность переживаний и неспособность справиться со своими чувствами, на мой взгляд, говорят о близости к распаду, большой уязвимости и слабом личностном ядре.


В картине предстает современная на тот момент парадигма "мир как текст", которой живет поколение Лиззи - читает, узнает о жизни из заголовков, обьявлений и само создает себя, посредством создания заголовков - поколение людей, доказывающих сами себе действиями, что живы, что соответствуют своим же "заголовкам". В то же самое время рядом находящаяся подруга, чувства которой она задевает, оставляет ее безучастной, как если бы ничего не произошло важного, будто она отбрасывает этот реальный мир живых чувств. Это навеивает размышления об актуальных тенденциях, по сути выплывающих хронологически и динамически из тех, что мы видим в этом фильме - поколения "создающего себя как заголовок", которое не "парится" о чувствах насущных, а больше о действиях, доказывающих их бытие: на данный момент глобальная тенденция на рынке новостей не требует человека для создания заголовка - на все виды новостей искусственный интеллект обучен и продолжает самообучаться автоматически создавать нужные новости, выводя средневзвешенную из наиболее котируемых тем в глобальной мировой "тусовке" новостей. Я говорю об интернет-пространстве на данный момент, но мы также знаем о тенденциях в сфере потребительских товаров - люди уже могут быть не задействованы в производстве и обслуживании (магазины Амазон без единого работающего живого человека от заказа, через всю логистику, до доставки по месту житльства через квадрокоптеры), или вертолеты-такси, которые уже летают над Дубаями, которые совершенно автономно от человека работают, разрабатывающиеся машины, которые не предполагают водителей, огромный мир IT, в котором уже не спрашивают "из какой страны у вас на проекте работают люди" - т.к. практически невозможно найти среднего размера компаний, на которых не работают распределенные команды. Все это, на мой взгляд, с одной стороны - высвобождает умы и время людей, которые психически здоровы и практически не оставляет шансов для людей с проблемами встроиться в социум - им больше и не нужно встраиваться, а для первой категории проще создать льготные условия и поддерживать баласт, чем решать иначе эти проблемы. Да и сама эта "удачная" категория, если посмотреть на самые технологически развитые регионы земного шара: для поддержания такого уровня удачи, человек вынужден справляться с высоким напряжением, не будучи психически устойчивым - пользуется антидепрессантами, наркотиками для поддержания работоспособности, там же где их широкое использование пока невозможно - мы слышим о колоссальном количестве самоубийств, как, к примеру, в Японии. Возможности, предложенные миром, оправдывают социопатию большинства невстроенных в "удачу" этого нового мира людей и поддержание их на уровне существования через различные льготные режимы.


Но, вернемся из нашего настоящего, но для фильма - будущего, к главной героине.

"Папа с мамой развелись, когда мне не было и двух лет. С тех пор папа почти не появлялся в моей жизни, а мама играла в ней главную роль. Она хотела, чтобы я не повторяла все ее ошибки". И, как продолжение - история с реакцией матери на месячные, мол, теперь начнутся проблемы, и дальнейший ее комментарий "свадьба - худший день твоей жизни". Здесь мы видим будто предначертанные для девочки пророчества по жизни, которым, конечно, суждено начать сбываться, так как они как будто прописанные пути для ее наслаждения в будущем - ей нельзя быть любимой сначала отцом, а потом стать любимой женщиной, рожающей детей, т.к. дети - это огромное зло, а отношения между мужчиной и женщиной - заведамо драматичны, она это усвоила из многих убеждений мамы.

Она будет резать свое тело, орать, обижать близких людей, разрушать все свои отношения, выполняя каждый постулат такого самовоспроизводящегося пророчества.


Депрессия и непреодолимое влечение к смерти


Я использую несколько цитат из фильма, в которых она говорит о своей депрессии:


- когда приводит слова Хэмингуэя "как это случилось - постепенно..а потом внезапно.. Ты просыпаешься утром и..боишься жить дальше"


- "..как была истощена, какой просыпалась разбитой, какая черная полоса наступила у меня в жизни, но я не могла писать..и он все равно ничего не хотел знать про меня"

"я лишь хочу чтобы меня поняли..никто не понимает меня..и мне трудно слушать банальные фразы.."


Девочка уже с ранних лет немного "подгружена", будто основная часть ее очень занята переработкой какого-то материала, которым вполне мог быть вопрос "почему и куда ушел любимый папа?". Проделать работу горя и проститься с отцом, точнее с образом ее отца в голове - она не может по многим причинам, в том числе из-за нагнетающего окружения - ее мать, агрессивно настроенная против отца и женско-мужских отношений в целом. Эта неспособность психически проститься с отцом, такое держание из всех сил любви к нему и несоответствие реалий, возможно, создают невыносимую боль в девочке, и, не справляясь с ней - она теряет силы и веру в возможность поправиться другим способом, отказывается от посторонней помощи, отчаиваясь, вредит себе физически. Попытка детской терапии оказывается неудачной: девочка отказывается говорить, наслаждаясь, по моему предположению, уже своими внутренними фантазийными радостями, инкорпорировав отца, объединившись с ним психически - из-за невозможности быть с этим, таким дорогим ей, объектом, в реальной жизни, и невозможности разлепить идеализированный отцовский образ и реального отца, не справившись с этой задачей, ее психика находит свой способ, проглотив этот объект в себя целиком. Для объяснения желания Лиззи навредить себе, воспользуюсь словами Фрейда,- "тень объекта упала на Я": агрессия девочки затапливает ее - изначально будучи направленной правомерно на отца, который бросил, теперь, направляется на себя саму - точнее на "проглоченный" внутренний плохой объект, который уже так плотно закрепился внутри. Мы видим последствия этой внутренней войны - постоянную опустошенность и обессиливание девочки, отказ от помощи (в случае с терапией в детстве), желание травмировать себя, нанести ущерб своему телу: возможно, символически убить отца, отрезать его или любовь к нему (сцена на полу в раздевалке в школе).


Перед отъездом в Гарвард, в сцене с матерью в ванной, девушка проговаривает "я хочу чтобы все было по-другому". С самого начала, ей хотелось бы, чтобы все было по-другому, чтобы отец не ушел, или как минимум не отказывался от обязательств, когда она обращается к нему уже во взрослом возрасте с просьбой об оплате сессий аналитика. Но, как и в младенчестве, так и будучи взрослой - реальность отвечает противоположно - в 2 года отец ушел и перестал общаться, равно как и не пришел на помощь с ее лечением. Но, не в силах пересмотреть, осознать, проделать эту огромную психическую работу горя, она продолжает свое внутреннее сражение, ее агрессия, гнев зашкаливает, снова затапливая ее.

Момент со статьей в журнал - это попытка справиться с болью, осознать, подвести итоги, провести работу горя. Ее рассказ об отношениях с отцом, становится символической бритвой, которой раньше она резала свое тело, теперь же она использует другой инструмент для этого - письмо, журналистику. Как и в ситуации с бритвой, истории с журналом, потом с подругой, со своим парнем - в каждом из этих случаев она будто бесчувственно доходит до предела. Фраза Ноя про их первую ночь для Лизи будто даже не понятна - "как ты можешь выставлять самое сокровенное на публику?" - желание вынести сокровенное на всеобщее обозрение, тем самым дискредитировать чувства, интимный момент, та же символическая бритва, только теперь она усложнила навык пользования ею, но цель осталась та же - принести боль, дискредитировать, отрезать, уничтожить этот плохой объект внутри.


Лизи находит возможность для себя психически справиться - когда приходит в терапию. Она делает попытку создания отношений, но ресурс на который она могла бы опереться, оказывается еще очень хрупким, и, затопив своими эмоциями парня и не справившись с очередной потерей, она падает, как ей кажется еще ниже. Но на мой взгляд, это не выглядит так - мне кажется, у нее был шанс справиться в анализе, а "нервы сдали" у аналитика, которому проще и вернее было назначить "проверенную" терапию антидепрессантом. Но, возможно, я просто еще недостаточно адекватно оцениваю ситуацию. В любом случае, меня очень смущает концовка. С одной стороны, она проговаривает "теперь я делаю правильные вещи, только это не я", с другой - ее успех в написании книги. Но на мой взгляд, здесь отсутствуют детали реальной жизни этой девушки, и я не обладаю информацией о последствиях лечения Прозаком и спецификой ее дальнейшей терапии. Поэтому у меня много вопросов в конце фильма, но если попытаться выразить главный - я так и не поняла - а справилась ли она? Или написание книги было очередным лезвием? И может ли она справиться теперь? Появился ли у нее ресурс действительно решить свои психические проблемы после лечения Прозаком или теперь этот путь через терапию "говорения" для нее еще более закрыт, чем раньше? .....