Поиск

"Корона" оправдывает инцест*?!

Пост обновлен янв. 11


"Ты можешь прийти и сейчас на ежедневное событие, - стрельбу из пушки на площади в городе Эдинбург, но каждая семья обязана стоять на приличном расстоянии от других семей, и тесниться в одном кругу".

Расстояние между людьми стало меньше внутри семьи, но карантинные меры существенно увеличили дистанцию между семьями. Как следствие, семейная система становится более замкнутой, вызывая приливы агрессивности внутри нее. По всему миру трубят о домашнем насилии, выпускают десятки программ поддержки ненасилия, все наиболее подверженные (способные к регрессу) страны - находятся в войнах, революциях, переворотах. Поводы, относительно которых поднимается волнение - это любая горячая тема - та, которая еще не была должным образом переварена и усвоена культурно, психически на национальном уровне. Это время усиления тревоги, враждебности. Когда те, кто был унижен, оскорблен, чьи права как-то были нарушены, по причине всеобщего хаоса сегодня, могут потребовать репарации.

Угнетенные представители человечества: определенного цвета кожи, пола, субъекты неосуксуальности - их течения сейчас наиболее активны. Так случилось по причине того, что тот условный закон, который действовал еще год назад, поддерживал условную норму и тем самым создавал напряжение относительно тех, кто от общепринятых мерил отличался, - пал. Этот закон явно не был идеален, но он удерживал старый статус-кво. Вследствие же такого сильного шторма как паника по поводу пандемии, тот закон, который был, те договоренности, на которых он основывался, не выдерживают людской тревоги и расшатывания, он больше не может покрыть и успокоить, навести порядок, он рушится. Для нашего рассуждения здесь не имеет смысл ставить плюс или минус - хорош ли, плох ли был этот закон, был ли он слаб и не отстоял себя или излишне жесток и угнетал (права женщин, лгбт, афроамериканцев), и, как следствие появление black-lives-matter, огромного количества феминистских протестов, даже требование Мексики к Испании об извинениях за проделки Кортеса:) Иногда кажется, что мир действительно сошел с ума, или перестал отличать шутку от реальности - и теперь все, о чем шутили - происходит на самом деле. Страдание, боль запустит месть, призраков, которые будут преследовать - бесконечный круг вендетты.

Есть и другой путь, когда то, что было нарушено, хочет репарации. Не мести, запускающей новый цикл уничтожения, а - восстановление, оживление, озеленение и любовь. Уравновешивание. Как сделал Нельсон Мандела когда-то - отказавшись от мести белым, в пользу мира и людей любого цвета кожи. Это очень сложный путь - невозможный для людей слабых, неуверенных, тревожных. Для такого пути нужна основательность. Невротическая. Нужно чувство вины и принцип удовольствия, регулирующий психическую жизнь. Нужна любовь - именно в самом прекрасном смысле этого слова (Фроммовском).

Мы прекрасно понимаем, что таких лидеров как Нельсон Мандела - сейчас нет. Население Земли поклоняется другим лидерам: Илон Маск, Стив Джобс, главы тех гигантов. Можно бесконечно говорить об отличиях прошлых и современных ролевых моделей, но я бы хотела остановиться на одном самом важном: те - были о человеческом в человеке. Они хотели любви и счастья для себя. Говорили о чувствах, любви, добре, человеческом удовольствии. Эти - мотивированы эффективностью, функционируют “по ту сторону удовольствия”, как сказал бы Фрейд. Эта его концепция означает, что те, кто находится “по ту сторону удовольствия” - не способны мыслить, жить, любить по-человечески - то есть получать удовольствие. Так случилось, потому что в период развития они столкнулись с травмами, которые психически прожить, покрыть удовольствием не удалось. И единственный способ справиться - это бесконечно, не останавливаясь, бежать от того жуткого, с которым они столкнулись (и сталкиваются по сей день, постоянно). Они научились не проживать, но очень качественно убегать от тех катастроф: их психика смогла разработать канал, по которому они могут свою боль, страх, бесконечную тревогу сублимировать. Благодаря (как правило) бешеному ритму их жизней они способны заглушать свою тревогу.

Превосходно, что они могут это делать, потому что если бы психика не смогла сублимировать - мы столкнулись бы с психотическим бредом, или бредом тела (психосоматикой), и все было бы совсем безрадостно. А в случае таких людей - поистине кажущимися великими, т.к. они способны неустанно работать, без удовольствия или каких-либо отвлекающих душу терзаний. Но, для того, чтобы стать таким рентабельным почти-роботом, нужно принести в жертву свою душу - то есть психическую способность чувствовать как человек боль, радость, горе, любовь. Таким людям не доступен уровень удовольствия, привычный нам, обычным нормальным людям - невротикам. Но зато - они могут бежать без устали. Пока не выключится тело - как в случае Стива Джобса. Или, если, не дай Бог, что-то объективное их не остановит - тогда, скорее всего, отгоревать это они будут не способны, и, - им конец. Приведу несколько примеров: Илон Маск, планирующий митинги по 15 минут и не больше; его разработка - чипы, внедряющиеся в черепа людей, способные изменять психическую динамику человека; системы спутникового интернета, уже разворачивающиеся в Великобритании, - огромное количество всего, что можно было бы коротко объяснить как потребность человека контролировать. В этом нет удовольствия, любви. В желании контроля - есть одно: страх и потребность избегать жуткое, пугающее.

Вернемся к тем, старым лидерам - невротикам. На самом деле, мы можем вспомнить недавнего президента США - Барака Обаму, который все еще был представителем самого обычного “человеческого” человека и психически здорового лидера сильнейшей державы. Такие лидеры могли лишь пытаться контролировать, точно зная, что это невозможно. Эти же, “техногенные” - уверены, что могут. Более того, и жизнь и смерть - в их распоряжении (e.g. Майкрософт, запускает цифровых ботов умерших людей: теперь умершие смогут присылать фото живым.. Как же теперь усложняется работа горя, наверное..думаю я.. Ах да..но она и не нужна людям с психикой, не способной к гореванию, также как и к обычному человеческому удовольствию, к любви, как у Илона Маска и многих нами почитаемых звезд. Как еще один пример, я могла бы спросить у любых родителей, читающих это сейчас - возможно ли не определить пол своему новорожденному ребенку? Не назвать его именем и через это имя психически не определить ваше чадо, тем самым дав ему место в мире человеческом? Не дать ему пол? Ребенок Илона Маска назван формулой, а про пол - они с женой решили, что спешить определять его не стоит. Что чувствует обычный родитель, у которого есть сын или дочь, когда на секунду представляет, что его Юля или Максим были бы ПиКьюВквадрате? И..Юля это она или он.. Оно? Кто..? Что это за тенденции? Откуда эта общая повсеместная тревожность и агрессивность в современном мире? Можно было бы спросить: как это спускается в семьи, влияет на них? Но также нам нужно задаться вопросом: откуда эти люди, такие слабые, неуверенные и очень тревожные..? Они, мы - выходцы из современных семей. И то, что я рассматриваю в этой статье - лишь очень выпуклая картина, которая стала так заметна благодаря Коронавирусу. Но все это происходило на уровне семей и государств уже сотни лет и трансформировалось во что-то другое, новое.

Посмотрим на актуальную ситуацию: времена пандемии. Ранее, члены семьи никогда не были так близко друг к другу. Именно близко - не близкИ. Обычно, когда мы говорим "близко" - мы имеем в виду уплотнение, уменьшение расстояния между одним и другим, и в определенных обстоятельствах, когда совсем близко - истончение границ, с дальнейшим возможным поглощением. Когда же мы говорим "близкИ" - само ощущение этого слова подразумевает нахождение на определенном расстоянии друг от друга, комфортном для развития каждого, эмоционально и физически. Это про психическую дистанцию. Сюда же - про уважение границ, и способность быть вместе, не сливаясь, миксуясь, мутируя, но - трансформируясь, создавая что-то новое. Совместные проекты, дети, любые разновидности символических “детей” - все станет продуктом сотворчества. Или же, при чрезмерном смешении и слиянии - жизненные силы и агрессивность будут направлены внутрь совместности и станут разрушать отношения, личности более слабых членов, участвующих в такой системе. И вот это уже про инцест. Не реальный, сексуальный, но психический: когда границ нет и более сильный проникает и внедряется, имеет право (почему-то?) игнорировать субъектность другого.

Давайте попробуем разобраться поподробнее: почему обязательно при чрезмерном сближении (в пределе - слиянии) мы говорим о повышении враждебности? Об инцестуозных отношениях? Это связано с тем, что любое живое, в своем развитии - требует все больше и больше места для целей роста - обладает и пользуется своей потенцией двигать мир вокруг для собственной реализации. Даже если мы говорим о психическом развитии человека - это не будет место в буквальном смысле, но в символическом - это о том же: более сложные задачи, более важные роли и т.д. Когда ребенок вырастает в подростка, а потом во взрослого - он отпочковывается и создает собственный побег, который станет самостоятельным растением. И для этого ему также нужно место, во всех символических смыслах. Также как, молодая семья создает свой новый дом, занимая свой кусочек на планете Земля.

Для этого процесса - отдаления и дальнейшего отделения, нужны силы, много много сил. Это то, что мы могли бы назвать природно встроенной в нас агрессивностью - способностью использовать нашу агрессию. То, что субъект испытывает, когда хочет убрать, уйти, отодвинуться и сделать сам. "НетЪ"! - говорит ребенок на желание родителя сделать за него: своим "нетЪ" он сигнализирует - я чуть "подвырос", давай теперь двигайся со своим желанием меня опекать. Я еще не готов, чтоб ты совсем меня оставил, но и имей в виду - теперь мне так много твоего постоянного внимания не надо. Забери себя с меня. Не думай, что ты знаешь меня лучше, чем я. Прислушайся ко мне - заметь меня - признай, мое право хотеть как-то по-своему, чувствовать себя по-особому. Не так как ты". Очень важно уважать каждый этап этого "нетЪ" ребенка - в этом его потенциал на развитие, а в коммуникации его со взрослым заложится его способность расти, получать удовольствие от учебы, работы, возможность строить качественные отношения, иметь право высказываться и реализовывать себя, предлагать обществу продукты своего труда и т.д..

Первое "нетЪ" ребенка - это его охранная сигнализация. Если ее не слышат - масса вариаций, по которым ребенок пойдет или отстаивать свое право, и доводить родителей до белого каления, или "забить" и закрыться. Или или.. Пути, по которым пойдет психика в изобретении своего эксклюзивного психического решения - бесконечно неисповедимы и потрясающе креативны, - это одна из причин, по которым психоаналитикам в работе никогда скучать не приходится:)

Итак, если агрессивность не может реализовываться нормальным путем - направляться на отделение от прежних важных объектов (мамы, папы и т.д.), сепарирование, выделение из общего семейного - в свое индивидуальное - если это не получается, т.е. этот путь по каким-то причинам перекрыт, заблокирован, - быть беде. Со всей своей силищей, присущей данному субъекту, его агрессия обратится на его психику, тело, или же будет рушить мосты - отношения - между ним и тем, кто ему этот путь индивидуации перекрыл. Сюда же множество историй детской кожной психосоматики - кожа, как граница тела, которая будет воспаляться - использоваться психикой ребенка, символизируя потребность провести границу между слишком вторгающимся родителем и им.

Или же приведу взрослый частый сюжет - успешный мужчина, может даже быть многократно женат и с кучей детей, но имеет необычайно крепкую и насыщенную связь со своей матерью. Нет, ни в коем случае не сексуальную. Этого в обществе нельзя. Но, если посмотреть на их страстные разборки: бесконечный гнев с его стороны, попытки контролировать, или что-то навязать, или осуждать, что что-то он не так или она не так, решить "за нее", или же ее бесконечное бурчание и ворчание на него, - сложится общее ощущение подавленной страсти в паре. Как если бы мы смотрели на жену и мужа, которые вместо того, чтобы "жарко и в постели" - пребывают в неустанном негодовании, ворчании, саботаже, криках или различных вариантах высказывания собственной неудовлетворенности.

Мы имеем дело с инцестуозными отошениями. Хотя они внешне не проявлены - они не спят вместе, не нарушают буквально закон человеческий, запрещающий инцест. Но они, и, как мы это называем - не сепарированы - не отделены друг от друга психически. То есть продолжают находиться в очень плотной связи. Он по сей день - с ней. А она - с ним. Мать навсегда его себе оставила, а он - просто и не имел возможности от нее отделиться.

Как правило в похожих историях мы часто увидим, что такая мать живет одна. Даже если там присутствует отец этого сына физически - его нельзя назвать законоустанавливающим отцом. Она - “решает”. Сын же, может иметь много браков, даже детей, или связей и отношений. Но все они, обычно, со слов таких субъектов - "не удачны", "не получаются". В истории такого субъекта, как правило, мы сталкиваемся с хронологией: как только отношения становятся более близкими и требуют, например, при рождении ребенка, чтобы он стал полновластным хозяином, отцом и мужем - он сбегает различными способами: уходит эмоционально, окончательно изымая себя из этих отношений, или физически, заводя связи на стороне. Кажется, что он не готов сделать этот шаг взросления, занять место отца, и, будто возвращается в "молодого и свободного". Но если посмотреть на психическую жизнь такого субъекта, послушать его речь, то мы будем удивлены открыть, что все это время, задолго до его отношений в зрелой жизни он уже находился в отношениях с основной, самой - самой женщиной: его матерью. Конечно, напомню, мы говорим о психической жизни. Оставаясь в этой нерушимой связи с матерью, он постоянно находится в подвешенном тревожном состоянии, где он не может ни выйти и построить свою солнечную семью, стать по-настоящему отцом семейства, мужем; не может и остаться до конца в паре с матерью - очевидно - потому, что реальные инцестуозные отношения в обществе запрещены, но символически они могут длиться всю его жизнь, и всегда быть неудовлетворительными. Всегда вызывают его страстный гнев на мать, и встречное ее ворчание. Такие парочки мы увидим на фото, где она “молодится”, как если бы она была его сверстницей, она бесконечно и абсолютно преданно им гордится. Но не так, как гордится обычная мать своим взрослым и психически зрелым сыном - как отдельным субъектом, со своей историей, решениями, судьбой, своими ограничениями, талантами - со своим полноправным в ее глазах "нетЪ". В случае инцестуозных отношений - такая мать тотально психически владеет своим сыном, относится к нему как к продолжению себя, своей руки или ноги - она может рассказывать как он не прав, или что он ей должен, или как он правильно или нет действует по жизни. Не высказывает свое мнение - а определяет его как единственно правильное, даже если декларируется иначе. По его реакции - его постоянному раздражению на нее, а ее бурчанию в ответ - очень понятна суть их взаимодействия: они чрезмерно близко, и ему постоянно хочется отделиться, но он никогда не в силах это сделать.

На этом примере наглядно видна враждебность в инцестуозной паре: в паре, где границы нарушены. Где закон не работает - его не существует. И даже если он есть - представлен лишь декларативно: манифестируется, но не исполняется. Психики участников не живут согласно ему. Такие люди могут говорить, что закон есть, но только для того, чтобы казаться вместе с остальными членами общества - не перечить им, но сами закон они не исполняют. Закон в человеческом обществе предполагает как минимум два запрета: на каннибализм, т.е. “нельзя есть себе подобных” (в том числе психически - не пожирать другого: нарушение границ - предвестник психического каннибализма), и инцест (проникновение, внедрение, что тоже о границах).

Во времена Короны в функционировании всех субъектов случились перемены. Но ничего существенно не поменялось у тех, кто живет по закону: как до, так и после они уважали границы других людей. Да, они горюют, что не могут путешествовать, видеть родных в других странах, стало менее весело и развлекательно, они тревожатся, потому что общая ситуация волнительна - но - они психически способны справляться с изменениями, при этом не используя других как корм, как объекты для эвакуации собственных страхов и т.д. Такие субъекты, если им неважно, тревожно, плохо, могут прийти в том числе к нам, работникам пси-сферы, обозначить свою проблему и поработать над ней, разобраться - но они не будут бесконечно вымещать свою агрессию на своих близких и детях, не будут обвинять весь мир вокруг - их чувство вины не позволит им это сделать. Они знают, что если им плохо - это вопрос их психического, эмоционального фона, а значит и их ответственность.

Те же, кто был психически неспособен к соблюдению закона, границ, продолжат такое же свое функционирование, только теперь, благодаря карантинным временам - это станет виднее. Если ранее, до Короны, такой субъект мог балансировать между работой и домом, вынося свою враждебность из семьи, то теперь, во времена локдауна, он сближается с другими, но, будучи неспособным к автономному существованию, в пределах собственных психических границ, он психически инцестуозен, инвазивен - внедряющийся, требующий и капризный, обвиняющий во всех бедах окружающих близких. И, так как такие тревожные времена заставляют регрессировать массы - а в толпе стать дикарем много проще, ведь личной ответственности нет, - таким образом, все большее количество людей оправдывают свою психическую деградацию, как правило, даже не замечая разницы, а утверждая, что это очевидно, правильно, что так было всегда.

Но это не так.



* для целей данной статьи использую концепт инцеста и инцестуальности Ракамье, имея в виду нарушение психических границ другого